Метод дисциплинирования по технологии М. Монтессори

Самый главный метод дисциплинирования — деятельность, т.е. «работа, которой человек инстинктивно желает, работа, к которой его естественным образом влекут скрытые наклонности или к которой индивид восходит шаг за шагом». При этом имеется в виду как физическая, так и умственная активность, ибо и та и другая требуют волевой тренировки.

Мария Монтессори видит не только несправедливость по отношению к ребенку, но и неразумность «ломания» его, как наилучшего метода в воспитании воли, ибо результатом такого метода является робость — нравственная болезнь. В основе нравственного поведения должны лежать чувства. Их как фундамент подводит она также под физические упражнения и умственную деятельность.

Воспитание чувств состоит в повторении ряда психосенсорных упражнений, например, на координацию движений — в физической активности (мускульная дисциплина); на внимание, сравнения, суждения — в умственной деятельности; на проявление волевого акта торможения, умение повиноваться, быть терпеливым — в нравственном поведении.

Очень эффективны в воспитании культуры поведения по методу Монтессори и при этом привлекательны для ребенка так называемые «уроки тишины», концентрирующие все виды внимания — зрительное, слуховое, моторное. Терпеливо выполняя такие упражнения, ребенок воспитывает в себе положительную силу воли, самообладание.

Кроме упражнений в силе воли другим фактором послушания является умение выполнять требуемое. В формировании этого умения выделяется три периода: 1) подсознательный («внутренний импульс»); 2) сознательный, т.е. «воля участвует в процессе развития и установления актов»; 3) «когда воля может направлять и вызывать акты, реагируя на внешнее приказание». Если в первом периоде внутренней дезорганизованности ребенок не повинуется, потому что не слышит требования (психически глух), во втором — желает повиноваться, даже понимает требования, но не всегда способен их выполнять, а если и выполняет, то не получает удовольствия, то в третьем периоде он повинуется немедленно и с радостью, даже гордится своим умением слушаться (что и наблюдается в практике монтессорианцев). Этим порядком, устанавливающемся в сознании ребенка, и объясняются, по мнению М. Монтессори, все явления дисциплины и умственного развития.

Итак, чувства, воля через упражнения, а в результате — самостоятельность. «Помоги мне это сделать самому» — вот девиз или еще один из важных принципов описываемой педагогической системы. Суть его в том, что учитель (воспитатель, родитель) не учит (поучает) ребенка, а помогает ему осваивать окружающий мир, причем с наименьшим количеством слов, «соизмеряя свою деятельность с требованием ясности, краткости и правдивости».

Наши традиционные школы (детские сады) отличаются тем, что учитель (воспитатель) много говорит, а дети много молчат и слушают. В Монтессори-школах наоборот: учитель молчит, а дети говорят и находятся постоянно в самостоятельном действии, в котором-то и скрыто знание. Это «молчаливая педагогика», суть которой в том, что «чем старательнее мы урезываем ненужные слова, тем полнее наш урок». Здесь отсутствует классно-урочная организация, фронтальная работа, единая программа, хотя есть «Карта достижений ребенка» — общий объем знаний и умений для освоения, к которому каждый идет индивидуальным путем.

Возможна ли такая крайность, и целесообразно ли отказываться от постоянных программ и расписаний классного учения в нашей современной школе? Безусловно, ни первое, ни второе. Как отмечает выше указанный Г. Гольмс, вопросы в другом (и с ним нельзя не согласиться): Важна ли работа сама по себе настолько, чтобы ребенка стоило вести к ней путем принуждения или интереса, искусственно пробужденного учителем? Успеет ли ребенок сделать всю работу без группового обучения в положенные часы? Настолько ли сильна опасность расписаний и группового обучения, чтобы это причинило детям вред или делало преподавание малоуспешным? На наш взгляд, в целом эти вопросы сводятся к проблеме практического примирения крайностей, ибо «есть много способов лишить школьную работу характера мертвящей и принижающей процедуры». Их то и надо искать сегодня в методе Монтессори.

Обратимся к конкретным методикам обучения грамоте и посмотрим, что в них рационального, что применяется, а что ждет еще своей оценки и внедрения в современной начальной школе, в частности в работе с шестилетками.

Во-первых, это идея раннего обучения чтению и письму (как отмечала М. Монтессори, в ее Доме ребенка дети научались письму уже в 3,5–4 года); во-вторых это легкость с какой происходил этот процесс в силу природосообразного обучения, а именно: выработка механизма того или иного навыка осуществлялась не в самой работе, а с помощью системы подготовительных упражнений. Например, «методу самопроизвольного письма» предшествовало ощупывание вырезанных букв, штриховка их контуров; чтению — усвоение алфавита с помощью разрезной азбуки, которая давала возможность сравнивать буквы между собой, а затем составлять слоги; развитию речи содействовали упражнения в артикуляции, дыхательной гимнастике, даже в молчании, которое «готовит нервные пути речи к совершенному восприятию новых звуков» и др.

Современная методика обучения грамоте построена на одновременном усвоении звука и буквы, т.е. на параллельности чтения и письма. В методе Монтессори письмо (в нем преобладает психомоторные процессы) предшествует чтению как работе чисто интеллектуального характера, подготавливая к нему.

Считая противоречащим природе ребенка обучение написанию букв начиная с прямой палочки (самое сложное для ребенка движение), тем более требуя от него начертания ряда параллельных прямых, в то время как алфавит в основном состоит из кривых линий, М. Монтессори предложила свой антропологический метод — «метод самопроизвольного письма» целыми буквами, построенный на психомоторной памяти и специальном мускульном механизме, удерживающем орудие письма. С помощью картонных букв-картинок и подвижных букв, накладываемых на картонные, используя прием ощупывания пальцами букв, изготовленных из наждачной бумаги и наклеенных на картон, затем обведения их контуров палочкой, дети очень быстро запоминали и воспроизводили формы графических знаков, т.е. научались письму. При этом картинки закрепляли в памяти звук соответствующей буквы, а печатные буквы в соединении с рукописными облегчали переход к последующему чтению.

В чтении были свои находки. Вместо букваря — карточки со словами, соответствующие знакомым предметам, игрушкам; вместо механических упражнений в чтении — игра в билетики-слова, затем игра в чтение фраз и др.

Как отмечает сама М. Монтессори, благодаря такой методике срок обучения письму и чтению составлял в среднем две недели; дети уже в 5 лет умели читать и писать, «похоронив при этом скучные и нелепые буквари и тетради с палочками». А с нашей точки зрения, главное даже не в раннем и ускоренном обучении грамоте (хотя и это не лишено привлекательности), а то, что в Доме ребенка были «похоронены» преграды к развитию у ребенка интереса и творчества — того, чего сегодня так не хватает нашим маленьким ученикам.

Важной гранью метода М. Монтессори является не только сенсорное развитие (упражнение зрения, слуха, обоняния, осязания, тактильного чувства, барического (вес), хроматического (цвет), развитие ума, но и формирование характера ребенка, становление его личностных качеств, в том числе самоуважения и взаимоуважения, коммуникативности. «…Никогда не случалось, — пишет М. Монтессори, — чтобы дети поссорились из-за обладания каким-нибудь предметом. Если ребенок сделает что-нибудь особенно хорошо, его успех служит источником удивления и радости для прочих; ни одно из этих сердечек не завидует другому, и успех одного радует всех. Трехлетний малютка спокойно работает с семилетним мальчиком, совершенно так же, как он довольствуется своим ростом и не завидует росту старших детей. Все протекает в условиях глубокого мира». Нашим бы детским учреждениям такой мир!

Легко ли работать в Монтессори-школе, и каким должен быть учитель (воспитатель) в ней? Конечно, нелегко, даже весьма трудно, потому что надо полностью изменить свое педагогическое мышление вопреки нашей педагогической подготовке: главное в ней — не учить, а наблюдать и на основе психолого-педагогического диагноза осуществлять профилактику и коррекцию; не рассказывать, а организовывать деятельность самих детей, помогая им в самодеятельности, самоутверждении, самореализации; не настаивать на усвоении урока путем повторения; не давать ребенку чувствовать, что он сделал ошибку и т.п. «Урок надо вести так, — говорила М. Монтессори, чтобы личность учителя совершенно исчезла». Многим ли это под силу?

Монтессорианству более ста лет. Но мы находим его «гены» во многих современных педагогических концепциях и технологиях обучения, в том числе в личностно ориентированном воспитании, в педагогике сотрудничества, в технологии «Шаг за шагом», ТРИЗ-педагогике и др. И этим определяется жизненность идей М. Монтессори не только сегодня, но и завтра.

Сегенюк Г. В.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


mersibo-rekl
Свежие записи
Занятия для подготовки к школе—развитие и воспитание дошкольников © 2016 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх