О жизни М. Монтессори — учительницы и ученой (часть I)

Она родилась 31 августа 1890 года в Италии в городе Чиаравалле, где уживались два мира — новый и старый. Монтессори принадлежала к обоим.

Отец, Алессандро, был человеком военных привычек и консервативных взглядов. Ему был дарован титул Кавалера ордена Итальянской короны, что давало определённые привилегии и выделяло среди остальных. Он принадлежал к поколению, которое приветствовало пробуждение Италии, но происходящие в связи с этим перемены настораживали его. Мать, Ренилда Стоппани, моложе его на 8 лет, прекрасно образованная, патриотично настроенная, была предана идее преобразований в стране. Она являлась племянницей Антонио Стоппани, известного священника-оратора, в честь которого университет Милана соорудил памятник, признавая поэтические и научные заслуги перед обществом. Его мировоззрение унаследовала Мария. Родители были привлекательной парой, являвшей образ респектабельности и семейного согласия. Они воспитывали девочку в строгости, приучали к труду. Mытьё полов, вязание вещей для бедных были её ежедневной обязанностью. Позже это будет названо «упражнениями в практической жизни».

Вскоре семья перебралась в Рим, девочка начала посещать частную элементарную школу, но даже в столице основными методами обучения являлись муштра и зубрёжка, а система, которая развивала бы ум и воображение детей, отсутствовала. Мария отличалась волевым характером и уверенностью в себе. Учение давалось ей легко. В играх со сверстниками она была лидером и требовала абсолютного внимания к своим идеям.

В 12 лет у неё проявился интерес к математике, и она решила поступать в техническую школу. Мать поддержала дочь, все остальные родственники были против, но благодаря упорству Мария добилась своего. Она собиралась стать инженером. Однако в одночасье это решение было изменено, т.к. её увлекла медицина — область, в которую не смела вторгнуться ни одна женщина. Друзья семьи были шокированы таким выбором. Однако несмотря на протесты, она поступает в Римский университет на отделение физики, математики и естественных наук, сломав все стереотипы о месте и роли женщины в обществе. Сдав экзамены, набрав 8 из возможных 10 баллов и получив диплом, она принимает решение продолжить образование на отделении клинической медицины, что было немыслимым фактом для тогдашней Италии. Сам папа Лев ХІІІ, к которому она обратилась за поддержкой, вынужден был вмешаться, чтобы помочь ей достичь задуманного.

Через месяц после окончания университета и получения учёной степени Монтессори была избрана делегатом от Италии на международный женский конгресс в Берлине. Перед отъездом она дала интервью итальянскому журналисту, который расспрашивал её о карьере, восприятии пациентами и коллегами-мужчинами. Монтессори отвечала, что пациенты-женщины хотят видеть именно её в качестве врача, поскольку интуитивно чувствуют, что она лучше понимает их нужды и пытается помочь. Коллеги-мужчины демонстрируют уважение, хотя её победа в конкурсе с призовым фондом в 1.000 лир смутила и даже огорчила их. Впрочем, отметила она, мужчинам всегда приятнее видеть победителем представителя своего пола. На вопрос, любит ли она готовить, вышивать, заниматься домашними делами, она ответила утвердительно. Он увидел свежие цветы около прибора для химических экспериментов и открытые ноты на пианино.

Репортёр был поражён этой миловидной молодой женщиной с лучистыми глазами и тёплой улыбкой. Ожидая увидеть типичную феминистку с грубоватыми манерами, непроницаемым взглядом, сигаретой в зубах, он отметил, что его впечатлило в ней сочетание очарования, интеллекта и профессионализма — качеств, которые достаточно редко можно встретить в женщине.

Это же отметили немецкие журналисты, писавшие о выступлении Монтессори на конгрессе, открывшемся 20 сентября. Выступление вызвало несмолкаемые овации участниц съезда, что свидетельствовало об актуальности поднятых проблем для всех стран мира. Она говорила от имени 6 миллионов итальянских женщин, работающих на фермах и фабриках по 18 часов в сутки за плату, которая была вдвое меньше того, что за такой же труд получали мужчины. Её призыв поддержать требование равной оплаты, равных возможностей в получении образования, в том числе и высшего, для мужчин и женщин, провести социальные реформы, открыть специальные заведения для детей-сирот и детей из бедных слоёв населения нашли единодушный отклик у всех присутствующих.

Монтессори говорила убедительно, страстно, выразительно, приводя неопровержимые факты. Присутствующие были покорены её элегантностью, аристократичными манерами, обаянием и женственностью. Когда же её попросили показать текст выступления, оказалось, что его не было. Не было даже набросков. Выступая с высокой трибуны, она держала перед собой чистые листы бумаги. Особенно удивительным было то, что в её визитной карточке значилось «медик-хирург».

Статьи о ней стали появляться в прессе Франции, Германии, Италии. Сама же Монтессори писала родителям, что её лицо никогда больше не появится на страницах газет и никто не осмелится воспевать чары — отныне она будет заниматься серьёзной работой.

Серьёзная работа началась по прибытию в Рим с назначения хирургическим ассистентом в Санто-Сенрито. Одновременно она работала в женских и детских больницах, где не разграничивала обязанности врача и сиделки. Благодаря её вниманию и профессионализму многие больные были возвращены к жизни.

В это же время она продолжает исследования в психиатрической клинике при Римском университете. Часть времени была отведена для пациентов, страдающих нервными и психическими заболеваниями. Она наблюдала применение различного рода терапии, в том числе электрошоковой. Тогда же Монтессори начала посещать приюты для слабоумных детей, которые были изолированы от своих сверстников и содержались в ужасающих условиях.

Однажды она зашла в группу, где дети не видели никого, кроме друг друга, не делали ничего, кроме того, что смотрели в пустоту, спали и ели то, что им приносил надзиратель. Он с отвращением рассказывал, как они бросались на грязный пол и подбирали крошки, оставшиеся после еды. Монтессори осмотрелась: пустая комната, в которой не на чем было остановить взгляд — голые стены, минимум мебели. Это больше напоминало тюремную камеру, чем помещение, предназначенное для детей.

Чем больше она наблюдала за ними, тем более убеждалась в том, что дети изголодались по впечатлениям, а не по пище. Им нечего было потрогать, не с чем поиграть, нечем заняться. В крошках на полу они видели единственное развлечение, освобождавшее от утомительной скуки, игрушку, которая случайно встретилась на пути. Ум детей не был задействован долгими часами, неделями, месяцами. Изучая работы Э. Сегена и Г. Итара, она приходит к выводу, что умственная дефективность детей представляет скорее проблему педагогическую, а не медицинскую.

Основная идея Сегена состояла в том, чтобы к детям относились уважительно. Это было взято на вооружение Монтессори. Она начала читать всё, что можно было найти о детях, которые воспринимались как умственно отсталые. Им нужно и можно было помочь.

Если работы Сегена и Итара стали точкой отсчёта в работе с детьми с особенностями психофизического развития, то произведения Ж.-Ж. Руссо, Ф. Фребеля, И.Г. Песталоцци были положены в основу работы со всеми детьми. Она посещает курсы по педагогике и верит в силы ребёнка, считая, что нужно дать пищу его уму и открыть путь его естественным проявлениям. Бездеятельность только тормозит развитие.

Изучение антропологии, которая рассматривалась в то время как дисциплина преимущественно биологического цикла, открыла ей много нового. Работы Джиованни, Ломброзо и Серджи обдумывались, сопоставлялись, оказывая огромное влияние на выбор методов деятельности.

Суарес Л.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


mersibo-rekl
Свежие записи
Занятия для подготовки к школе—развитие и воспитание дошкольников © 2016 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх