Одаренность и культура: философско-методологический анализ проблемы

Откуда берутся способности ребенка и его таланты: от Бога, от природы или от культуры общества?

На протяжении столетий данный вопрос остается открытым. При ответе же на него взоры исследователей обращены были в основном к Богу или природе. Что здесь первично: материя или дух?

В различные исторические времена постановка этого вопроса несколько модифицируется, но суть его не меняется. Для древних греков это вопрос соотношения макро- и микрокосмоса, под которыми они понимали субстанционально организованную вселенную и духовно определяемого человека.

Для нового времени основным становится вопрос соотношения физики и метафизики. Метафизика или в буквальном смысле слова после физики, предстает как наука о сверхчувственных принципах и началах бытия и бытии самом по себе. А со сверхчувственным началом мы сталкиваемся на каждом шагу, как только пытаемся, отразив реально существующее с помощью органов своих чувств, осмыслить его. Одно и то же обретает для разных людей различный смысл и формы, подобно тому, как плывущие по небу кучевые облака воспринимаются нами по-разному. И истоки этих смыслов, форм и содержания в данном случае коренятся не в самой отражаемой вещи или явлении, а в нас самих, нашей духовной культуре.

Тщетно искать истоки добра и зла, долга и совести, прекрасного и безобразного в самой действительности. Они – духовная основа нашего бытия. От того, что мы придерживаемся общей концептуальной позиции или пользуемся одними и теми же категориями и понятиями, суть дела не меняется. Ибо категории предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи и отношения, реальной действительности и познания в виде абстрактно-логической схемы, не конкретизируя источники и условия их существования и тем более развития. От того, что и пальму, и ель можно подвести под одно понятие «дерево» не становится очевидным, что они произрастают в различных природно-климатических условиях. А именно эти условия бытия или жизнедеятельности, а не название дерева, являются определяющими для познания их функционирования и развития.

Закон выражает связь между предметами, составными элементами данного предмета, между свойствами вещей, а также между свойствами внутри вещи. Но это физические законы функционирования и развития. Они выражают существенную необходимую связь между сосуществующими в пространстве вещами и явлениями, которые в различное время имеют для человека различное значение и ценность. То, что ценно и выступает как нравственный и правовой закон для одного времени, не является таковым в условиях другого времени. Социальное время и пространство не тождественно физическому времени и пространству. Они исторически изменчивы, как и сам человек, которого они порождают и объявляют одаренным или посредственным человеком. Вне самого познающего человека, его ценностных ориентаций, потребностей и интересов познаваемые им физические законы не имеют никакого смысла. В отличие от законов физики Закон Божий и правовой закон, наоборот, имеют этот смысл, который и определяют не только направленность нашей деятельности и поведения, но и ее мотивационное содержание. Природное, физическое начало в культуре всегда подчинено ее ценностям и нормам.

С рождения ребенок усваивает, что можно делать и чего нельзя, и удовлетворяет свои естественные потребности в соответствии с определенными правилами. Его природные дарования осознаются лишь через призму ценностей и норм культуры общества. В одном случае ими восхищаются, во втором они становятся основой стигматизации, психологического отторжения и даже физической изоляции. Быть не таким как все, выделяться из сообщества отнюдь не безопасно. Природное, в том числе и тело человека, культивируется. Развитие одних потребностей и способностей ребенка, других его качеств, сдерживается, а других стимулируется. Но цели этого развития и культивирования заключены не в науке, не в познании, а в условиях духовно-нравственного и предметно-вещественного бытия человека. Наука является лишь средством их обеспечения, поддержания и изменения.

Понять сущность морали и религиозной веры, как и истоки человеческой одаренности, невозможно лишь с позиции «чистого разума» или формальной логики. Они не являются природными явлениями, а выступают как феномены культуры, требующие совершенно иного рассмотрения. Их нельзя объяснить лишь с позиции физической детерминации, так как многие процессы протекают и как причинно обусловленные, и как совершаемые совершенно свободно. Таковой является, например, метафизика нравственности, метафизика творчества и инновационной деятельности. Творчество до сих пор еще никому не удавалось свести лишь к формированию системы инновационной деятельности, умениям и навыкам. Такие попытки чаще всего оборачиваются той или иной формой манипуляции не только личностью ребенка, но и взрослых людей.

Особенно отчетливо это проявилось в современной экспериментальной психологии, до сих пор рассматриваемой как основа педагогической науки. Все же попытки превратить педагогику в «педологию» или «педагогическую физику», строгую науку, не имеющего ничего общего, кроме категорий, не только с народной и религиозной педагогикой, но и культурой в целом, до сих пор были обречены на неудачу. В то же время «гуманистическая парадигма», делающая человека мерой всего сущего, становится объемлющей рамкой всех форм рационального знания: о природе, об обществе и конкретном человеке.

Существуют два основные способа освоения человеком мира: духовно-теоретический и духовно-практический, между которыми имеет место неразрывная взаимосвязь и взаимообусловленность. Первый направлен на постижение объективной истины и фактически тождественен науке, второй связан с постижением субъективного смысла действительности, ее ценностно-нормативного содержания.

Ценностный подход является способом практического освоения действительности. Научный подход – разновидность предметно-практической деятельности. Основное назначения научного познания в системе общественного разделения труда – быть средством формирования научного, объективно-истинного знания о действительности. Различение духовно-теоретического и практико-духовного восходит к философии и науке Нового времени.

Человек одновременно познает мир и оценивает познанное, соотносит себя с окружающими его вещами, явлениями, процессами, в результате чего они обретают для него субъективную значимость и личностный смысл. В одном и втором случае мы имеем дело с некими идеальными построениями, научными, художественными, музыкальными и другими образами мира, выраженными в виде неких символов и материальных знаков: языка, письменных и устных текстов, нот, живописи и т.д. Без овладения этими идеализациями, без социализации ребенка или вхождения его в культуру не может быть и речи о развитии одаренности ребенка, превращении его в творческую личность.

В искусстве, например, сочетается и научный и ценностный подход. При этом в нем находят свое отражение, как естественные методы анализа, так и исторические методы. Поэтому одаренность художника чаще всего не является естественной. Художественный стиль, вкус, манера, мастерство и т.д. имеют искусственное происхождение и потому являются искусством. Уже экзистенциализм различает науки естественные и исторические по методу изучения, а не по изучаемому предмету. Главное здесь общение или коммуникация. Экзистенциальное общение – основа духовности. Не через разум, а через существование, через свой особый бытийный корень связан человек с Богом, согласно мнению, например, Карла Ясперса.

К Ясперс не сводит человека ни к природному, ни к духовному, ни к социальному началу. Сущность человека, по его мнению, а, следовательно, и его одаренность, определяется одновременно и тем, и другим, и третьим, выступающим как различные уровни человеческого «я». Природная одаренность не способна еще осознать себя в качестве таковой. Это лишь некие задатки, которые могут быть социально-культурно развиты, а могут быть так никем и не востребованными.

Ориентация на общечеловеческое начало не позволяет выделить одаренность в качестве некой специфики индивида, в то же время без этого начала она не способна превратиться в культурный феномен. Одаренность как общественная ценность может быть воспринята только на уровне всеобщего и необходимого. Не постигнув абсолютный дух, все достижения духовной культуры предшествующих поколений, одаренность не способна проявить себя как творчество или инновационная деятельность, какой бы дрессировке мы не подвергали при этом ребенка.

Одаренность ребенка неотделима от социально-когнитивного его развития. Детство представляет собой особое состояние, сущность которого является процесс взросления ребенка, вхождения его в социальный мир взрослых, что предполагает приобретение свойств, качеств зрелого человека.

«Специфика взросления определяется, что ребенок изначально как носитель социального, в силу принадлежности к человеческому роду, постоянно реализует (при наличии любых знаков – минусов или плюсов) возможности освоения социального опыта как активно действующий субъект, врастающий в культуру и овладевающий нормами человеческих отношений. Уровень, характер и степень присвоения социального определяется достижениями человечества и особенностями развития функционирования конкретно-исторического общества, представителем которого является данный субъект, а также психологическими характеристиками самого субъекта».

Процесс социализации ребенка не сводится лишь к психолого-физиологической адаптации к социальной среде. Человек – существо социальное, которое вне общества, вне общения с другими людьми жить не может. Прежде всего, он – личность. И как бы не трактовалось это понятие, оно выражает социальное начало в человеке. Иное дело, что в одном случае под этим социальным началом понимают выполняемые индивидом социальные роли в обществе; в другом – совокупность общественных отношений; в третьем – совокупность социально значимых черт и индивидуальных свойств. В то же время каждый индивид как человеческая особь обладает индивидуальным сознанием и имеет свои особенные и индивидуальные различия. Становление личности в юношеском возрасте тесно связано с формированием самосознания, адекватной самооценки, позитивного «образа Я». То есть, каждая личность предстает как противоречивое, диалектическое единство всеобщего (общечеловеческого), особенного (национального, регионального, поселенческого и т.д.) и единичного, индивидуально-неповторимого. В полной мере это имеет отношение и к его индивидуальному сознанию и одаренности. В качестве всеобщего начала в индивидуальном сознании выступает общественное сознание (мифология, религия, философия, мораль, искусство, наука, обыденное сознание), которое преломляется через призму национальной, региональной, поселенческой, половозрастной и других культур, но обретается лишь с помощью образования и воспитания.

Сделать ребенка одаренным возможно не через систему знаний, умений и навыков инновационной и иной деятельности, а через его интернализацию или овладение смыслами и значениями культуры. Для этого, прежде всего, необходимо глубоко понимать и чувствовать мотивы и формы поведения самого ребенка и определить социальные и педагогические пути и условия, действительно обеспечивающие становление ребенка как личности.

Левко А.И.


На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


mersibo-rekl
Свежие записи
Занятия для подготовки к школе—развитие и воспитание дошкольников © 2016 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх