---Проблема обучения шестилетних детей
 RSS  Написать нам

404 Not Found

404

Not Found

The resource requested could not be found on this server!


Proudly powered by LiteSpeed Web Server

Please be advised that LiteSpeed Technologies Inc. is not a web hosting company and, as such, has no control over content found on this site.

1   0   68

Обучение шестилетних детей

Проблема обучения шестилетних детей уже не первый год находится в центре внимания педагогов, родителей, ученых, всего нашего общества.

Шести, а иногда и семилетний ребенок может уже достаточно хорошо читать, писать, считать, решать арифметические задачи (многие родители и даже учителя считают эти умения основным показателем готовности к школе), по своему психологическому возрасту он остается дошкольником, а следовательно, с психологической точки зрения не готов к обучению школьного типа.

Значит ли это, что шестилетнего ребенка нельзя учить?

Действительно, только в младшем школьном возрасте возможна полноценная учебная деятельность, прямо и непосредственно направленная на усвоение знаний. Говоря словами Л. С. Выготского, только с семи лет ребенок способен учиться по программе обучающих его взрослых.

Что касается дошкольников (к ним относятся и дети шести лет), то у них могут быть сформированы только отдельные предпосылки учебной деятельности, для которой характерно теоретическое отношение к действительности, когда на первый план выступает способ достижения цели.

Дошкольник же по своей сути — практик, он привык усваивать такие знания и умения, которые нужны ему сегодня

Для него главное — достижение практической цели (построить, нарисовать, допрыгнуть), при этом он не задумывается о способах выполнения задания.

Стал классическим пример А. В. Запорожца, приводящего слова мальчика-дошкольника, который в ответ на призыв подумать, как достать предмет, говорит: «Мне не думать, а доставать надо!».

Усвоение знаний в этом возрасте чаще всего является, так сказать, побочным продуктом других, специфически дошкольных видов деятельности — игровой, музыкальной, изобразительной и т. д.

Дошкольник учится по своей программе, в большинстве случаев не подозревая, что учится, и, как утверждал Л. С. Выготский, способен усваивать программу взрослых в той мере, в какой она является его собственной.

Это не значит, что у дошкольника низкие умственные способности. Потенциальные интеллектуальные возможности шестилеток достаточно высоки.

Прежде всего ими усвоена система сенсорных эталонов, пользуясь которыми дети овладевают рациональными способами обследования свойств предметов (рассматриванием, ощупыванием, прослушиванием и т. п.).

Исследования показали, что нередко бытующие представления о том, что мышление детей данного возраста в силу своего наглядно-образного характера способно постигать лишь единичное в предметах и явлениях и улавливать лишь внешнее сходство между ними, не соответствует действительности.

При определенных условиях дошкольники успешно справляются даже с такими умственными задачами, которые всегда считались посильными только для детей более старших.

Так, у детей формируется элементарное представление о взаимодействии организма и окружающей среды, о некоторых физических зависимостях, об отношении между звуковой формой слова и его значением и т. д.

При соответствующей организации процесса обучения, содержанием которого являются не только внешние, непосредственно воспринимаемые свойства предметов, но и простейшие связи и взаимозависимости между ними, когда производится «поэтапная отработка» тех умственных действий, которые требуются для выделения указанных отношений.

Дети 5 — 6 лет начинают овладевать самыми простыми умственными операциями и переходят к более высоким уровням обобщения предметов и явлений по их существенным признакам.

Старший дошкольник способен овладеть такими интеллектуальными операциями, как анализ, синтез, обобщение, классификация; умениями строить графические схемы и предметные модели (звукового состава слова, структуры текста, количественных отношений и т. д.).

Названные умения являются условием успешного овладения детьми знаниями теоретического типа, развития у них способности видеть предметы и явления с разных позиций.

Важно, что шестилетние дети обладают не только относительно большим объемом стабильных знаний об окружающем мире и о себе, но и знаниями гипотетическими, проявляющимися в догадках, предположениях, вопросах.

При этом начинают назревать противоречия между возросшими интеллектуальными возможностями ребенка и специфически детскими способами их удовлетворения.

Ведущим видом деятельности для шестилетнего ребенка по-прежнему остается сюжетно-ролевая игра, которая обеспечивает, по выражению Д. Б. Эльконина, «эмоционально наполненное вхождение в жизнь взрослых», «действенное выделение общественных функций и смысла человеческой деятельности».

В то же время ребенок этого возраста уже проявляет активный познавательный интерес к новым видам деятельности, к миру взрослых. И ему недостаточно приобщаться к этому миру только через игру.

Познавательные мотивы, лежащие в основе внеситуативно-познавательной формы общения старшего дошкольника со взрослым, могут быть удовлетворены не только посредством игры, но и такими привлекающими ребенка методами, как совместное наблюдение в сочетании с беседой, экспериментирование и др.

У шестилетнего малыша проявляется чувство радости от познания нового, от преодоления интеллектуальных трудностей. Он стремится к личным достижениям («Я уже знаю, умею…»), самоутверждению, признанию.

И хотя познавательные мотивы еще крайне неустойчивы, ситуативны, все это говорит о том, что ребенок уже не только в определенной мере готов к обучению, но и стремится к нему, что является непременной составляющей мотивационной готовности к обучению в школе.

Таким образом, шестилетний ребенок способен учиться, но по принципиально иному типу обучения, чем семилетний

В таком случае возникают вопросы: а нужно ли перестраивать школьное обучение, начиная его с шестилетнего возраста? Не проще ли начинать учить детей с семи лет? Оказывается, нет.

Как это ни парадоксально, но именно более раннее начало школьного обучения создает необходимые условия для практического решения проблемы психологической и морфофункциональной готовности детей к школе.

Л. С. Выготский писал, что «развитие психологической основы обучения основным предметам не предшествует началу обучения, а совершается в неразрывной внутренней связи с ним, в ходе его поступательного движения». Формирование психологических предпосылок и основ учебной деятельности может осуществляться только в ходе этой деятельности.

Однако обучение шестилеток должно быть направлено не столько на усвоение детьми предусмотренных программой знаний, сколько на общее психическое развитие ребенка, что в идеале должно привести к полноценной готовности всех детей к последующему обучению по школьному типу.

Такой авторитетный педагог, как Ш. А. Амонашвили, неоднократно подчеркивал, что назначение класса для шестилеток — готовить детей к роли учеников. Иными словами, готовность к школе не исходный пункт, а результат первого года обучения в школе.

Нельзя не учитывать и состояние здоровья ребенка — его физическую готовность к школе, которая включает устойчивость организма к хроническим заболеваниям, развитие двигательных навыков и качеств, физическую и интеллектуальную трудоспособность.

По данным психологов (Л. И. Божович, А. Н. Леонтьев, Я. Л. Коломинский, Е. А. Панько и др.), шестилетний ребенок начинает осознавать себя членом общества и оценивать свое место в нем. Осознание своего социального Я пробуждает в нем соответствующие потребности и стремления.

Его все чаще не удовлетворяет взаимодействие только с родственниками или окружением в дошкольном учреждении. Возрастает субъективная значимость широкого социального окружения.

Шестилетний малыш стремится выйти за рамки привычного, детского образа жизни и занять новую, более значимую роль в обществе. Поступление же в школу как раз и знаменует переход к новому, особому положению в обществе, когда перестраивается вся система его жизненных отношений.

Большинство шестилеток понимают это и стремятся приобрести такой привлекательный социальный статус — стать школьниками.

  • Во-первых, со всеми его внешними атрибутами — формой, ранцем, учебниками, звонками на урок и т. д.
  • Во-вторых, с непременно уважительным отношением взрослых к учебе как важной, серьезной деятельности, что позволяет детям приобрести совершенно новое, более высокое положение в семье («Наш Ваня уже школьник!»; «Не шумите, Катя делает уроки!»).

Сказанное означает, что шестилетний ребенок не только готов принять новую социальную позицию школьника, но и стремится к ней, т. е. у него сформирована «внутренняя позиция школьника».

Это очень важно, т. к. если малыш не готов к социальной позиции школьника, то даже при высоком уровне интеллектуального развития ему трудно адаптироваться к школьным требованиям. В то же время само по себе желание учиться не устраняет возможных трудностей в учении.

Чтобы удовлетворять требованиям современной школы, необходимо иметь целый набор психологических свойств и качеств, а также определенные знания и умения.

К социальным умениям, как уже отмечалось, относится умение общаться, взаимодействовать со взрослыми и сверстниками, регулировать свое поведение. Казалось бы, каким образом умение общаться влияет на успешность обучения?

Особенности детского поведения связаны в первую очередь с неразвитостью произвольности внимания, памяти, познавательных процессов.

Только к концу дошкольного возраста в сфере общения ребенка со взрослым возникает такая черта, как произвольность, благодаря чему общение становится внеситуативным, приобретает определенный контекст.

Ученик начинает действовать не только под влиянием ситуации, а в соответствии с сознательно принятыми нормами и правилами. Это составляет важнейшую сторону психологической готовности детей к школе.

При переходе в школу шестилетний ребенок сталкивается и с новой системой взаимоотношений в детском коллективе

  • Во-первых, изменяется форма взаимодействия со сверстниками.
  • Во-вторых, меняется положение в школьном коллективе в целом (из старших, какими они были в детском саду, дети превращаются в младших).

Учебная деятельность, постепенно формируемая у шестилеток, представляет собой деятельность коллективную. Она организуется учителем и совершается в совместной работе с другими детьми. (Индивидуальной учебная деятельность может стать только тогда, когда ученик способен сам организовать свою работу по усвоению новых знаний и умений.)

Коллективная учебная деятельность предполагает интенсивное общение и совместную работу с другими учениками и учителем. Не все дети способны устанавливать контакты друг с другом и взаимодействовать в ситуации совместной деятельности.

Многие не умеют слушать товарища и следить за его работой (например, не могут продолжить за ним стихотворение), согласовывать с другими учениками свои действия, сдержанно общаться с ними, следить за тем, что делается в классе.

Выяснилось, что неумение общаться со сверстниками, а точнее, неумение принять точку зрения своего партнера и взглянуть на себя и свои действия со стороны тесным образом связано с неумением сосредоточиваться на учебном действии, направленном на решение учебной задачи, и выполнять его.

Овладение учебными действиями — а это важнейший элемент учебной деятельности — дает ребенку возможность усваивать обобщенный способ решения целого класса учебных задач. Если ребенок не овладел обобщенным способом, он, как правило, решает только однотипные по содержанию задачи.

Обнаружена прямая зависимость между уровнем общения ребенка со сверстниками и умением решать прямые и косвенные задачи.

Дети, справляющиеся с обоими типами задач, легко выделяют общий способ решения и имеют высокий уровень общения с другими детьми.

Если ребенок жестко привязан к своей позиции, не способен посмотреть на ситуацию «другими глазами» и, следовательно, имеет низкий уровень общения и взаимодействия со сверстниками, то он, как правило, решает косвенные задачи как прямые.

Когда же дети не справляются ни с прямыми, ни с косвенными задачами, они, скорее всего, просто не владеют соответствующими умениями и арифметическими действиями.

Таким образом, обозначенные трудности общения и взаимодействия со сверстниками обусловливают невнимательность, неусидчивость, плохое поведение на уроках, а затем и трудности в выполнении домашних заданий.

Личностное развитие шестилетнего ребенка характеризуется серьезными изменениями в отношении не только к сверстникам и взрослому, но и к самому себе.

Дошкольное детство — период, когда над всеми сторонами жизни господствуют эмоции малыша

Только к семи годам, отмечал Л. С. Выготский, у ребенка возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях. Утрата непосредственности и ситуативности поведения, возникновение его произвольности, происходящие к концу дошкольного возраста, означают не просто освобождение ребенка от власти эмоций, но и появление мира чувств, которым эмоции теперь подчиняются.

Чувства шестилетнего ребенка постепенно становятся более устойчивыми, осознанными, обобщенными. Меняется самосознание, а значит, и самооценка, что необычайно важно для формирования учебной деятельности, которая предполагает высокий уровень контроля.

Обычно дошкольник склонен высоко оценивать свои способности, возможности и результаты собственной деятельности, что не всегда объективно.

Вспоминается забавный случай в детском саду.

Старшие дошкольники разучивали стихотворение, содержащее такие слова: «Раз — котенок самый белый, два — котенок самый смелый, три — котенок самый умный, а четыре — самый шумный». На шутливый вопрос взрослого «Кто из вас самый смелый?» все мальчики дружно подняли руки. «А кто самый умный?» Теперь все дети подняли руки. Когда же взрослый спросил, кто самый шумный, ребята стали показывать друг на друга.

Такая позиция создает трудности в адаптации к школе. Если ребенок получает какие-то замечания от учителя, если ему что-то не удается, следует реакция типа: «Я лучше всех нарисовал, а учительница похвалила Сашу. Учительница злая»; «В школе неинтересно» и т. п.

Только возникающая в шестилетнем возрасте децентрация, т. е. способность ребенка посмотреть на себя и на ситуацию со стороны, принять точку зрения другого человека, способствует развитию объективности самооценки.

Это дает возможность адекватно оценить себя, свои действия, а значит, правильно воспринять оценку учителя. Исключительно важно, что у детей появляется тенденция обосновывать свои оценки.

Для успешного обучения в школе ребенок должен:

  • правильно произносить все звуки родного языка;
  • обладать словарным запасом, позволяющим выразить мысль, описать событие, задать вопрос и ответить на него;
  • уметь самостоятельно рассказать сказку или составить рассказ по картинке, используя выразительные средства языка.

К сожалению, в последние годы возросло количество детей с недостатками звукопроизношения. По некоторым данным, неправильное произношение отдельных звуков наблюдается у 66,7 % детей седьмого года жизни.

Большие трудности испытывают многие дети при построении связного развернутого текста (пересказ знакомого произведения, рассказ из личного опыта и т. д.).

Уровень развития движений детей легко прослеживается в быту. Шестилетний ребенок, как правило, сам одевается, застегивается, расстегивается, шнурует ботинки, чистит зубы и т. д. Он умеет ходить, бегать, прыгать, кататься на велосипеде, лыжах и т. д.

У большинства дошкольников развита координация и ловкость движений. Пространственная ориентация детей проявляется в способности выполнять движения туловищем, руками, ногами вперед, назад, вверх, вниз, направо, налево и т. п.

Надо сказать, что развитию этих умений уделяется самое пристальное внимание в детском саду.

Малыши умеют манипулировать мелкими деталями при работе с конструктором, мозаикой, чертить вертикальные, горизонтальные линии, рисовать различные геометрические фигуры. Однако мелкая мускулатура рук, кисти развита еще слабо, что является причиной утомления, жалоб ребенка («болит рука»), если ему приходится достаточно долго рисовать или писать.

Важно, что в шесть-семь лет сами движения становятся объектом сознательной волевой деятельности ребенка. Возрастающее умение анализировать собственные движения и внимание к точности рисунка движений, утверждает психолог Я. З. Неверович, говорят о возможности сознательно приобретать двигательные умения уже трудового порядка, сложные формы умений и навыков, связанные с письмом, рисованием, игрой на инструментах и т. д.

У шестилетнего ребенка формируется также умение дифференцировать различные фигуры, буквы, цифры; классифицировать их по форме, размеру и другим признакам. Он способен скопировать простые геометрические фигуры, буквы, а затем их сочетания; дорисовать элементы, детали, части фигур по образцу. Все это свидетельствует о развитии зрительно-пространственного восприятия и зрительно-моторных координаций.

Итак, мы рассмотрели основные показатели готовности ребенка к школе и выяснили, что в шесть лет он еще не обладает всеми необходимыми для успешного обучения качествами — произвольностью поведения, способами интеллектуальной деятельности, мотивацией, коммуникативными умениями, адекватной оценкой и самооценкой, устойчивостью внимания и т. д.

Но в том-то и дело, что овладеть этими качествами к семи годам ребенок может только в процессе обучения. Однако обучение шестилеток должно быть качественно иным по сравнению со школьным. Ни в коем случае нельзя искусственно форсировать умственное и физическое развитие детей.

Если преждевременно включить дошкольника в деятельность, требующую качеств, которыми он еще не обладает, можно нанести большой вред его здоровью. Нагрузки, которые предназначены для младшего школьника, в дошкольном возрасте нередко становятся причиной ухудшения зрения, общего самочувствия, повышения заболеваемости.

Даже в случае достаточной физической выносливости ребенка игнорирование его возрастной специфики при обучении, навязывание несвойственных этому возрасту видов деятельности приводят к возникновению у него стойкой неприязни к учению вообще.

В основе воспитательно-образовательной работы в I классе должна лежать идея самоценности дошкольного детства, что предполагает учет психологической специфики детей этого возраста, максимальную реализацию возможностей шестилетнего ребенка, которые и формируются и проявляются в специфически детских видах деятельности.

Игровая деятельность как ведущая должна сохранить свою уникальность, но обогатиться таким собственным содержанием, чтобы внутри ее вызревали предпосылки успешности овладения деятельностью учебной. Прежде всего это формирование важнейшего новообразования старшего дошкольного и младшего школьного детства — произвольности.

Основным видом самостоятельной деятельности шестилеток, особо привлекательной для них, является сюжетно-ролевая игра. Она предполагает определенный сюжет, который задается и проигрывается детьми: малыши берут на себя роли взрослых и в обобщенной форме (в игровых ситуациях) воспроизводят деятельность взрослых и отношения между ними.

Как показали исследования, дети, имеющие низкий уровень общения со взрослым, испытывающие трудности в принятии учебных задач, как правило, не умеют играть: сюжеты их игр бедны, они не умеют согласовывать свои действия с другими участниками.

Отсюда следует, утверждают ученые, что главное внимание при формировании произвольности в общении со взрослым надо уделять сюжетно-ролевой игре.

Здесь особое место принадлежит играм в детский сад и школу, где малышам предоставляется возможность проигрывать роли и воспитателя (учителя), и детей (учеников). Когда дети смогут сами придумывать сюжет игры, долго, без помощи взрослого играть, согласовывая в процессе игры свои ролевые действия с действиями других детей, тогда у них наверняка будет сформирована произвольность в общении.

Для формирования адекватного уровня общения и взаимодействия ребенка со сверстниками также используются игры с правилами, где детям приходится подчинять свои действия решению общей задачи (например, провести свои машинки по лабиринту так, чтобы они оказались в гаражах соответствующего цвета). Игры с правилами непосредственно предшествуют учебной деятельности.

Разновидностью сюжетной игры является режиссерская игра, в которой носителями ролей выступают игрушки (куклы, животные). Ребенок сам создает и воплощает сюжет игры, одновременно выполняя разные роли, регулируя взаимоотношения между персонажами.

Это создает условия для формирования внутренней позиции ребенка, приводит к развитию адекватной оценки и самооценки.

Игра должна присутствовать не только в учебной работе с детьми, но во всей воспитательно-образовательной деятельности

Игра позволяет обеспечить преемственность детского сада и школы, сохранить специфику дошкольного типа обучения. Благодаря игре учение принимается шестилетками как деятельность, отвечающая их собственным потребностям, т. е. программа взрослых становится их собственной программой.

Знания, полученные ребенком в игре, становятся его собственными знаниями, которыми он активно пользуется.

Вновь обратимся к Ш. А. Амонашвили, который предупреждал: «Если мы забудем о том, что дети не могут расставаться со своей потребностью играть, то сделаем нашу методику не добрым путеводителем их в мире познания, а бездушной мачехой».

Игра должна быть широко использована при организации всех присущих дошкольникам видов деятельности — изобразительной, музыкальной, художественно-речевой, двигательной и др.

Г. Г. Кравцов и Е. Е. Кравцова даже сформулировали принцип: прежде чем предлагать детям шести лет какое-то задание или что-то требовать от них, необходимо подумать, как это обыграть.

Важнейшее значение для формирования учебной деятельности ребенка имеет такой вид деятельности, как экспериментирование. В процессе экспериментирования, преобразования объектов дети выступают как исследователи, что позволяет им «открывать» новые стороны и свойства объектов, а новые знания, в свою очередь, рождают новые вопросы, более сложные преобразования.

В. В. Давыдов утверждал, что в тех классах, где учитель постоянно создает условия для эксперимента, для творчества, дети обязательно попадают в ситуацию, требующую именно учебной деятельности.

Отдельного разговора заслуживает тема общения педагога с детьми

Многие учителя в работе с шестилетками используют более авторитарные формы педагогического воздействия, чем те, к которым привыкли дошкольники. Резкая смена стиля общения — одна из причин трудностей адаптации детей к школе. Как правило, здесь значительно ослабевает индивидуальный подход к ребенку.

В результате дети становятся менее раскованными, пассивными, неуверенными в себе, а в поведении отдельных из них даже наблюдаются агрессивные тенденции.

Педагог, принявший шестилеток, не должен замыкаться на собственном опыте, ему следует пересмотреть привычные формы воздействия на маленьких учеников, позаимствовав лучшее у своих коллег из детских садов.

Что касается вопроса о том, где обучать шестилеток, то ответ может быть один: там, где условия пребывания детей приближены к условиям дошкольного учреждения, т. е. непосредственно в детском саду или в специально оборудованном помещении школы.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что, хотя на протяжении всей статьи обсуждалась проблема подготовки шестилеток к систематическому школьному обучению, жизнь ребенка этого возраста (как и любого другого) не сводится к подготовке к чему-либо. В любой период человеку должна быть обеспечена полноценная жизнь.

Детство — самая счастливая ее пора, и мы должны сделать все, чтобы таким оно запомнилось нашим детям!

Н. С. Старжинская,
доктор педагогических наук, профессор


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Подготовка к школе
Дизайн и поддержка: GoodwinPress

Adblock
detector