Написать нам
kartal escort porno sex maltepe escort pendik escort alanya escort ataşehir escort ataşehir escort ümraniye escort ataşehir escort kartal escort ankara escort ankara escort bayan escort ankara ankara rus escort eryaman escort şerifali escort kartal escort kartal escort maltepe escort maltepe escort Sincan Escort Bursa escort Ankara escort bayan Çankaya escort Ankara escort escort bayan escort istanbul escort ataköy şirinevler escort istanbul escort Ankara escort
Лайк   0   518

Педагогика Марии Монтессори вчера, сегодня, завтра

«Век ребенка» — так назвала свою главную книгу известная шведская писательница, педагог, общественный деятель Э. Кей; «Дом Свободного Ребенка» — творческое детище видного представителя концепции свободного воспитания, русского педагога К.Н. Вентцеля; «Как любить ребенка» — труд ума и сердца величайшего из гуманистов, польского педагога Я. Корчака…

Что их объединяет?

Не столько эпоха (первая половина ХХ века), сколько преданность именно ребенку, поиск новых подходов в деле воспитания детей, признание их полноправными членами общества, истинно свободными, уважаемыми и любимыми. По сути дела, названные педагоги ответили на главные вопросы своего и нашего времени: что представляет собой ребенок, как к нему относиться, где и как он должен воспитываться, а в целом, что нужно делать, чтобы не потерять творческий, духовный уровень человечества.

Среди этих и других замечательных имён — одно из наиболее известных — Мария Монтессори. Сегодня в мире существуют тысячи Монтессори-школ, в которых педагоги продолжают воплощать ее идеи; в Европе и США работают специальные заводы, где выпускаются дидактические Монтессори-материалы; действует Международная ассоциация М. Монтессори (АМІ — Association Montessori Internationale).

Чем же заслужила М. Монтессори такую всеобщую славу, в том числе признание у нас, где ранее (в советское время) ее труды были практически неизвестны и невостребованы? За что профессор Гарвардского университета Генри Гельмс во вступительной статье к ее книге «Дом ребенка. Метод научной педагогики» назвал М. Монтессори гениальной и поставил в один ряд с И. Песталоцци?

Путь к славе в педагогической деятельности Марии Монтессори (1870– 1952) — молодого итальянского доктора медицины, директора Государственного ортофренического института, занимавшегося проблемами обучения умственно отсталых детей и подготовкой для работы с ними педагогических кадров, — начался с разработки ею специальных развивающих дидактических материалов по чтению, письму и счету. Применение их настолько подняло уровень дефективных детей, что, как отмечали в прессе, граничило с чудом.

Дальнейшее воплощение идеи М. Монтессори (уже профессора антропологии и гигиены Римского университета) получили в работе с нормальными детьми в дневном приюте «Дом ребенка» (1907) — первом дошкольном учреждении, ставшем прообразом открытия в ХХ в. подобных заведений в США, Великобритании, Италии, России и других странах.

Как известно, самое продуктивное (золотое) для развития человека время — возраст до 7 лет. Именно на возраст от трех до семи лет и рассчитана педагогическая система М. Монтессори. По ее мнению, в период с 3 до 6 лет развиваются и укрепляются главные функции ребенка: координируются мускульные движения, складывается чувственная сфера, формируются речевые навыки, начинает развиваться произвольное внимание и др. — это благоприятный возраст для начала обучения.

Главная идея, на которой построены принципиальные положения метода М. Монтессори, — полная свобода ребенка, ограничиваемая лишь в исключительных случаях, а именно при угрозе его жизни и здоровью. Ставя ребенка в центр педагогического процесса и создавая условия для его свободного развития, самовоспитания и самообразования, она исходит из того, что природа сама позаботилась о форме всех конструкций человека, что каждая способность в естественно свободных условиях проявляется сама собой. Особенно это важно в раннем детстве, когда закладываются основы личностного становления.

«Мы не можем и предвидеть всех последствий заглушения непосредственной, самопроизвольной деятельности ребенка в ту пору, когда он только начинает проявлять активность: может быть, мы заглушаем саму жизнь», — пишет М. Монтессори, раскрывая суть своего метода, т.е. «открывая простор свободным и естественным проявлениям личности». Возможно это лишь посредством организации особой материальной и коммуникативной среды — так называемой «материи жизни» (первый из принципов, через который реализуется свободное воспитание).

Под жизненной материей М. Монтессори понимала прежде всего удобную меблировку класса. Оказывается, легкие, но устойчивые, переносимые двух-трехлетними детьми столы, маленькие столики для индивидуальной работы и портативные стульчики (вместо укрепленных парт и скамеек) не только удобны для занятий детей, но и являются воспитывающим средством: если ребенок неловким движением опрокинет стул, который с шумом рухнет на пол, он получит наглядное доказательство своей неловкости; столики и стулья стоят неподвижно на своих местах — ребенок научился управлять своими движениями.

В низких длинных шкафчиках в Доме ребенка хранились дидактические материалы, попечение о которых было вверено самим детям, впрочем, как и попечение о стоящих на шкафах цветах в горшках, вазах с рыбами, клетках с птичками или игрушках. А по стенам развешены специально подобранные картины, изображающие три стихии: землю, воду, воздух, — а также незамысловатые, но интересные для детей сцены.

Однако главная «материя жизни» в Монтессори-школе — не обстановка, а материал, с которым работают дети и на котором происходит то чудесное (вначале сенсорное, затем абстрактное) развитие, так ошеломившее в свое время педагогическую общественность. Это прежде всего богатейший природный материал в виде коллекций семян, высушенных плодов, гербариев, образцов камней, минералов, почвы и т.д.

Этот материал не только рассматривается, но с ним ставятся различные «опыты» с помощью весов, магнитов, измерительных емкостей и т.п. Есть рамки, на которых можно учиться завязывать шнурки, застегивать пуговицы и ремни; лестницы с брусочков для формирования понятий «тонкий» — «толстый»; клавишные доски с разными полосками ворсистой бумаги для отработки тактильного восприятия, а цилиндрики с сыпучим материалом — слухового; на «вежах» из разноцветных бусинок (каждом из десяти прутиков — одного цвета) ребенок познает цветовую гамму; ввести детей в мир чисел помогают «числовые штанги» (брусочки от 10см до 1м длиной, разделенные по 10см) и многое-многое другое, получившее название «золотого материала» М. Монтессори. Даже кухонная утварь, чашки, ложки и ножи, щетки, в том числе для чистки одежды и обуви, веники для подметания полов, совки, губки и т.п. являются в Монтессори-школах учебным материалом, смысл которого в необходимой ребенку жизненной практике.

Ведь создав сегодня для наших детей какую-то искусственную, виртуальную (телевизор, компьютер) среду, отлучив их от натуральной природной среды, близкой и понятной, мы содействуем формированию у них чувства ирреальности, абсурдности жизни, и это проявляется в нередких среди подростков не поддающихся здравому осмыслению случаях убийств (самоубийств), в целом агрессии, возрастании шизофрении. Заполняя мир ребенка обилием красивых дорогих игрушек, которые в силу детского любопытства познаются через ломание, мы воспитываем разрушителей, а не созидателей (в отличие от прежнего, народного опыта, когда игрушки мастерили старшие вместе с детьми из природного материала, а еще лучше, если для детей делали миниатюрные орудия труда — тоже своеобразные, но очень полезные «игрушки»).

Сенсорное восприятие, как основа умственной и нравственной жизни, фундамент «развития духовной высшей деятельности» (еще один из принципов метода Монтессори), имеет, с точки зрения автора концепции, не только биологическую (психофизиологическое развитие), но и социальную (приспособление к среде) цель. Однако достижение этих целей возможно лишь при условии педагогической организации такой «подготовительной среды», т.е. чтобы вещи и предметы, все внешнее окружение ребенка соответствовало его внутренним и возрастным требованиям, его интересам и склонностям (современная теория сензитивности). В связи с этим дидактический материал дифференцируется и по развитию каждого из видов чувств, и по степени его сложности.

Педагогическая организация жизнедеятельности детей в Монтессори-группах, или дальнейшая реализация идеи свободы — это обеспечение самостоятельности ребенка, собственной инициативы каждого в выборе «поля деятельности». Дети свободно перемещаются из комнаты в комнату, выбирая по своему желанию определенное место; иногда младшие заходят в группу старших и интересуются материалом, с которым те работают, и наоборот, старшие возвращаются в комнаты младших, включаясь в ранее практикуемую деятельность. Такое содружество осуществляется благодаря разновозрастному принципу комплектования групп.

В целом школа Монтессори — школа с «раскрытой дверью», т.е. воспитывающую среду педагог понимала широко, включая в нее открытое пространство (двор, сад), находящееся в прямом сообщении с группой так, «чтобы дети могли свободно уходить и приходить по желанию в течение всего дня». Во дворе и саду они проводили и маленькие опыты с растениями, собирали листья и семена деревьев постоянно общаясь с Природой.

Это свобода! А как же пресловутая дисциплина, послушание?

Ведь не могло не быть в Доме ребенка непослушных детей — «драчунов», «упрямцев» и т.п.? Конечно, в группах малышей случались «нарушения» дисциплины, потому что дети в силу своих психофизиологических особенностей еще не готовы в этом возрасте к спокойной деятельности. Но излишняя крикливость, упрямство и другие подобные проявления не только замечались, но и останавливались, потому что не такую «активность» имела в виду М. Монтессори, провозглашая свой еще один важный принцип — дисциплина в свободе.

Дисциплина в свободе… На первый взгляд, парадоксальное сочетание понятий, в частности для тех, кто усматривает дисциплинированность в неподвижности и безмолвии ребенка. Сколько пролито детских слез от того, что многие взрослые неправильно понимают суть дисциплины, сводя ее к безусловному, не терпящему возражений требованию от ребенка неподвижности. Сколько «методов» дисциплинирования выработано на протяжении веков в педагогике, а проблема школьной дисциплины не только не исчезает, но и возрастает. А оказывается все очень просто и разрешимо, если исходить из природы и индивидуальности ребенка, освободив его от жестких беспрекословных требований, мелочной опеки взрослых, от диктата единой «Программы».

Для М. Монтессори свобода есть деятельность, т.е. активная дисциплина — та, которую приобретают умея «сообразовать свое поведение с необходимостью следовать тому или иному житейскому правилу». И первое, что должен усвоить ребенок для выработки такой дисциплины — различие между добром и злом, — а конечным результатом является его гордость от того, что научился работать и вести себя хорошо. При этом дисциплина, к которой надо приучать детей, по своему характеру не должна ограничиваться школьной средой, а простираться и на социальную среду.

Сегенюк Г. В.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Подготовка к школе
Дизайн и поддержка: GoodwinPress