Написать нам
1   0   396

Ипользование ТРИЗ на занятиях по развитию речи c дошкольниками

Развитие речи у дошкольниковРассказ по картинке. Кажется, что может быть проще? На деле же воспитателю приходится обычно видеть такую сцену: “раскрывает дитя рот, да не слышно, что поет”. Значит, есть в этой задаче камни преткновения для ребенка. Если он в детском саду не научится их преодолевать, то потом, в школе, обязательно возникнут трудности с составлением рассказов, написанием сочинений.

Между тем в начальной школе основная задача  —  научить детей сознательно выражать свои мысли и чувства в таких языковых формах, которые будут полностью понятны слушателям и которые побуждают к деятельности их ум, чувства.

Как же все-таки сегодня добиться, чтобы рассказывать по картинке научился каждый ребенок?

Обычно при составлении рассказа по картинке сначала мы спрашиваем у ребенка: “Кто нарисован?” или “Кого вы видите?” У 80% детей возникают трудности при ответах. Они часто теряются. Ведь обычно живых объектов на картинках мало, а предметов много. Объекты и предметы перекрываются, разнообразие форм не дает возможности ребенку сосредоточиться. При этом, как узнать, который из объектов имеет в виду воспитатель? Как выделить что-то одно в этом калейдоскопе? Обычно дети сначала ищут человека как главного, активного персонажа. И тут же дают ответ на вопрос: “Что делает персонаж?” Например, картинка, где девочка кормит уток. На этом содержание картинки исчерпывается, поскольку других “кто” (кроме девочки и уток) на этой картинке нет. А для продолжения разговора придется вернуться к “размытому” “что?”.

Работа по картинке обычно проводится в такой последовательности:

—  сначала рассматриваем картинку в целом;

—  выделяем то, что изображено на первом плане;

—  потом  —  на втором;

—  после анализа дети составляют рассказ.

Эти рекомендации сегодня не могут удовлетворить воспитателя, так как они формируют общее положение, на которое не всегда можно опереться; они бывают предельно конкретными (вопросы: “Кто нарисован?”, “Что делает?”) и не будят мысли ребенка, не вызывают желания высказаться. При этом теряется мотивация речи, дети пассивны, ответы их в основном однотипные и их немного, речь недостаточно связна и образна, нет целостной системы в работе. Поэтому на практике напрашивается необходимость дополнительно применять элементы методик, которые помогли бы ребенку составлять рассказы, высказывать свои мысли, развивать активный словарь.

В этой ситуации на помощь приходят волшебники Дели-Давай и другие персонажи наших игр-занятий. Они в удобной для детского восприятия форме помогают воплотить в себе понятие ТРИЗ — системность. Детям в данном случае говорим, что волшебник Дели-Давай умеет все на свете делить на части и объединять в целое. Смотрит он на предмет и сразу видит все его части и детали. Посмотрим и мы, например, на цветок. Что мы видим? Стебли, листья, корни и т.д. И на картинку посмотрели глазами Дели. Для надежности сфокусируем взгляд с помощью собственной “фотокамеры”: сложили ладошки вместе, чтобы получился маленький глазок, и смотрим через него, да так, чтобы в глазок попадался только один предмет. Камера-глазок выделяет каждую деталь в предмете, и дети называют, кто что обнаружил. Каждую находку мы схематически фиксируем на доске, обводя  кружочком.

Дети в данном случае не только стараются отвечать, но и выделить что-то такое, чего другие еще не заметили. После нахождения предметов начнется “охота” за более мелкими деталями. Теперь важно не ограничивать детей. Выделить главное, отбросить лишнее   —   этому будем учить их потом. Сейчас же важно, чтобы дети заметили как можно больше предметов и деталей в них.

Иногда с помощью такого глазка-камеры можно увидеть часть объекта или “предмета”, в данном случае  —  клюв утки или косынку у девочки на голове. Сам ребенок не находит предмет в целом, ему можно предложить описать предмет, который он нашел.

Другой ребенок может со своей “камерой” пройтись по картинке слишком поверхностно. Нарисована на доске утка, но на картинке они разные. Можно спросить у детей:

—  А утки все одинаковые или они чем- то отличаются?

—  Оказывается, утки могут быть светлыми, темными, коричневыми, большими и т.д.

—  А трава вся одинаковая?

—  Нет, она бывает низкая, сухая, зеленая, густая.

При желании воспитателя дети могут фиксировать отличия на доске: под основным кружочком О (утка) дорисовать еще два: для светлых и больших отдельно. То же можно сделать с травой и другими объектами. Эти дополнительные кружочки нам понадобятся, если мы захотим более подробно описать взаимодействие между объектами.

Вопрос “Что делает?” тоже порой непонятен для неопытного детского ума. Ведь в жизни любые действия имеют временную продолжительность, а упоминавшаяся уже ранее картинка, например, отражает застывшие позы. Если дети ответят, что девочка стоит с протянутой рукой и пальцы ее сжимают ручку лопатки, попробуйте им возразить!

Нам, конечно же, хочется услышать в ответ, что девочка кормит уток. Но давайте представим, что мы понимаем под словом “кормление”? Это и зачерпывание лопаткой из тазика зерна, и поднесение лопатки к корытцу, и наклон лопатки для высыпания зерна и т.д. То есть многократное повторение каких-то действий. Всего этого на картинке нет. Кормление уток здесь выступает обобщающим действием. Выходит, что своим простым вопросом мы требуем от ребенка видеть за застывшей позой девочки серию последовательных действий и уметь обобщить эти действия одним глаголом.

Если ребенок не имеет достаточного жизненного опыта в этом виде деятельности, то задача может оказаться для него непосильной.

Следующая проблема. Вопрос “Что делает?” не всегда радует нас такими ответами детей: “Девочка кормит уток”, “Утки клюют зерна” и т.д. Что тут еще можно сказать? Но ведь в жизни есть и взаимодействие между предметами. Они могут всегда выражать не только крупные, видимые события, но реализовываться и в более незаметных, незначительных формах, деталях. Ведь в нашем мире всё и все тесно связаны между собой и действуют друг на друга.

Например, гитара висит на стене. Есть тут взаимодействие? Есть. Давайте зададимся целью: найти связи между всеми разорванными объектами в группе. Зовем волшебника Дели-Давай. Говорим детям: “Волшебник задумчиво смотрит на карандаш. Как вы думаете, с чем бы он мог объединить карандаш? (С тетрадью, потому что он рисует в тетради, с пеналом  —   карандаш лежит в пенале и т.д.) А теперь займемся кружочками на доске. Ведь это не дело, что картина разобрана на части. Давайте соберем части в одно целое. С чего начать? Какие два кружочка волшебник Дели-Давай может объединить между собой?” Ребенку предлагается подойти к доске и соединить кружочки линией, но с условием, что он сможет объяснить, почему так соединил. Например: утки и зерно; утки едят зерно; утки и девочка; девочка зовет уток и т.д.

На первый взгляд ничего нового, но… Допустим, тазик и зерно. В тазике лежит зерно (ведь зерна не видно в тазике). Дети начинают проявлять фантазию. Количество мнений быстро увеличивается, дети воспринимают задание как игру. Этот незатейливый рисунок начинает напоминать паутину, но ребята все больше вовлекаются в игру, стараются найти все новые связи, которые еще никто не находил. Может быть такое, что ребенок кружком соединил объекты, но объяснить свою мысль не умеет. Тогда нужно наводящими вопросами спросить, что может в жизни один объект делать с другим: “Утки засунули головы в корыто”, “Утки стоят у корыта”.

Практика показывает, что, пока дети заняты выявлением связей, вряд ли они прислушаются к просьбе воспитателя выстраивать предложения на взаимодействие предметов в определенном порядке, чтобы получился рассказ. Здесь нельзя требовать рассказа, лучше дать им возможность выплеснуть свои знания, энергию: пусть пока получают удовлетворение от своих находок. Воспитателю в этот момент лучше записать интересные предложения. Нет необходимости напоминать детям говорить полными предложениями. Вместо воспитателя это делает волшебник Дели-Давай.

После того как дети произведут набор различных предложений или, по-другому, подготовили для этого основу, воспитателю теперь уже можно поработать над зарисовкой или художественным оформлением образов, т.е. надо сделать так, чтобы картинка “ожила”. И опять  —   игра. Детям дается задание  —  перешагнуть за рамку картинки, т.е. на минутку  закрыть глаза и представить, что они попали в картинку. Им предлагается послушать, что происходит рядом с ними, что слышно вокруг. Ответы обычно бывают реальные, живые, непредвиденные, неожиданные.

Схему с кружочками пока не следует убирать. Пусть в сознании детей эти паутинки помогают устанавливать еще и новые звуки, запахи, краски. Можно детям предложить войти и походить осторожно по траве, прикоснуться к забору, постоять возле уток. “Что вы чувствуете в это время?  —   спрашивает у них воспитатель.  —   Прикоснитесь рукой к чему-то, что чувствуете теперь? А нельзя ли здесь найти что-либо съедобное? Какие вкусовые ощущения у вас появились?”

Дети с хорошим настроением включаются в игру, проявляя смекалку, воображение.

Использование элементов ТРИЗ помогает нашим воспитанникам испытывать удовольствие, они совершенно не устают, у них возникает постоянный интерес, даже если картина сложная, высокохудожественная, насыщенная множеством деталей и предметов.

Ну вот, почва готова. Как же перейти к составлению рассказа? Рассказ никогда не получится образный, яркий, если у детей нет словарного запаса, иначе: “что не посеял раньше, не пожнешь сегодня”. Поэтому, прежде чем начинать работать над картинкой, сначала необходимо рассмотреть активный словарь детей. Здесь уместно опять обратиться к ТРИЗ. Это использование “морфологических дорожек”, а в старшем возрасте  —  ”морфологических ящиков”.

Итак, берем сюжетную картинку. За два занятия, примерно, до ее полного рассмотрения (в повседневной работе или на занятиях) работаем над словарем, Например, спрашиваем у детей: “Утки какие могут быть?” Красивые, тяжелые, большие, подвижные и т.д. Затем объясняем смысл каждого слова, даем задание определить, какие утки красивые, какие подвижные. Что еще может быть на картинке большое, тяжелое, легкое (предлагаем детям посмотреть эти объекты на предметных картинках).

Можно также дать задание сравнить два или три предмета с целью закрепления значений слов. Например, с помощью волшебника Дели-Давай сравним курицу, утку, гуся. Что у птиц общее, чем они отличаются? Даем задание описать части тела, употребляя новые слова. Затем возвращаемся снова к картинке. Говорим детям: “Наша “камера-глазок” обследовала все уголки в ней. Закончилась на этом вся ее работа или нет?”

Детям можно дать и другую игру  —  с волшебниками Отставай-Забегай. Эти волшебники помогают познакомиться с событиями, которые были до этого события и какие будут потом; он поможет найти для картинки начало и конец, а также поможет выстроить события в последовательность.

Воспитатель говорит детям: “Итак, вы видите, что сейчас девочка кормит уток, но вот пришел волшебник Отставай, и он скажет, что было с девочкой раньше. Хотите узнать?”

Воспитателю важно теперь проследить четкую линию ответов, помочь выстроить предложения о девочке в последовательный ряд.

Дальше следует примерная цепочка ответов детей: “Раньше девочка была дома. Она читала, играла, закончила играть и пошла на хозяйственный двор”. Можно спросить, что пропущено при составлении рассказа, и вспомнить, что птицы голодные: “Она взяла зерно и пошла на хозяйственный двор”, т.е. объяснить детям, что рассказывать надо все по порядку, чтобы одно событие было тесно связано с другим.

Если детям больше нечего будет сказать, им следует предложить позвать волшебника Забегай. Пусть он поможет узнать, что будет с девочкой потом.

Любую картинку можно описывать в разных направлениях  —  это будет зависеть от выбора главного героя. Детей надо учить входить в состояние героя, а героем может быть не только человек, но и птицы, деревья и т.п. И описывать события и обстановку нужно стараться с точки зрения такого героя.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Объекты для анализа следует сначала выбирать хорошо знакомые, и только в старших группах  —  малознакомые или незнакомые.

Схему целесообразно заполнять не сразу, а постепенно, по мере изучения темы, затем обобщить знания, подвести детей к выводу.

Заполняя экраны схемы, желательно пользоваться картинками, рисунками. Могут получиться различные варианты. Так и должно быть.

Работу по формированию системного анализа можно проводить в любое время дня, используя разные формы организации детей.

Л. Близнюк


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

© 2017 Подготовка к школе
Дизайн и поддержка: GoodwinPress